Аферы Подделки Криминал       Криминал

Домашняя Вверх Блатной жаргон Уголовная империя ОПС Кущевская Русь Тюрьма и зона АнтиРейтинг Сделка с правосудием Свидетель под защитой


Уговор дороже дела


Вверх


В чем плюсы и минусы досудебного соглашения о сотрудничестве со следствием

 Lenta.ru, 6 мая 2017 года

Хамовнический суд Москвы 2 мая рассмотрел в особом порядке уголовное дело президента Внешпромбанка Ларисы Маркус, которая созналась в хищении из кредитной организации более 114 миллиардов рублей. Благодаря сделке со следствием ей грозит минимальное наказание. В последнее время участились случаи сотрудничества обвиняемых со следователями; бывает и так, что некоторые избегают заслуженного наказания, сваливая вину на сообщников. «Лента.ру» разбиралась в плюсах и минусах применения уголовно-правового договора.

Лариса Маркус
Лариса Маркус
Фото: Юрий Мартьянов / «Коммерсантъ»

Дело Маркус

Глава Внешпромбанка Лариса Маркус и ее заместитель Екатерина Глушакова предстанут перед судом. Владелец финансовой организации Георгий Беджамов, родной брат Маркус, успел скрыться от следователей в Монако.

Женщинам вменяется мошенничество и растрата в особо крупном размере. По версии следствия, Маркус и ее брат в 2009 году создали организованную группу для систематического хищения денежных средств, к которой присоединилась Глушакова и еще не установленные следствием лица.

С мая 2009-го по декабрь 2015 года они оформляли по подложным документам невозвратные кредиты, а также списывали деньги со счетов вкладчиков без их ведома. Выдав кредиты почти 300 фирмам, зарегистрированным на подставных лиц, топ-менеджеры похитили из банка более 114 миллиардов 166 миллионов рублей.

В ходе обысков в квартирах и загородных особняках бывших топ-менеджеров Внешпромбанка оперативники нашли крупные суммы денег, драгоценности и документы на дорогостоящую недвижимость, писал «Коммерсантъ». В списке изъятого была, например, подарочная деревянная коробка из-под трех бутылок вина, доверху набитая ювелирными украшениями. Из изъятых документов сыщики сделали вывод, что практически все свое имущество банкиры распределили между родственниками и доверенными лицами.

Маркус пошла на сделку со следствием, признала вину и заявила ходатайство о рассмотрении ее дела в особом порядке. Согласно этому особому порядку, суд не изучает доказательства по делу и показания свидетелей, а приговор выносится на основании признательных показаний фигуранта дела, которому назначается не более двух третей от максимального наказания. Беджамов объявлен в международный розыск. В апреле 2016 года его задержали в Монако, но князь Альберт II отказался выдать бизнесмена российским органам правосудия.

Как именно сделка облегчает жизнь следствию

Преюдиция — понятие, которое обязывает суды принимать без проверки факты, ранее установленные вступившим в законную силу судебным решением, при последующем рассмотрении дела по одним и тем же эпизодам или в отношении одних и тех же лиц. В российской практике это явление стало особенно популярным по резонансным делам с широким кругом соучастников. Механизм его прост: на стадии следствия из общего дела выделяется одно, по которому заключена сделка с обвиняемым и идет особый порядок рассмотрения в суде, то есть без исследования доказательств и допроса свидетелей.

Фигурант получает минимальное наказание в обмен на показания против сообщников, а обвинительный приговор облегчает дело следователей, избавляя их от работы по сбору дополнительных доказательств, поскольку судом уже установлена вина остальных обвиняемых.

«В 2015 году специальным нормативным актом были внесены изменения в действующий Уголовно-процессуальный кодекс, которые запретили такие механизмы. Это на бумаге, а на практике пока еще существует тенденция расщепления уголовных дел. Проблемы еще есть. Досудебное соглашение предусматривает, что обвиняемый дает конкретные показания и получает минимальный срок. Остальную часть информации, вредной для его подельников, он может давать в параллельном деле, и поскольку он уже осужден, это не считается преюдицией. С этим стало построже, но любой следователь с фантазией, желающий звезду на погонах, придумает, как ему и закон соблюсти, и результат получить», — объясняет в беседе в «Лентой.ру» адвокат Сергей Бородин.

По его словам, когда-то сделку с правосудием придумали для борьбы с мафией и американскими террористами: один сдавал всю банду. «Но у них не было такого, что творится у нас: зачастую подписавший соглашение не банду сдает, а показывает на тех, кого надо. То есть преюдицию стали использовать для того, чтобы оговаривать нужных людей и сажать их за решетку. Поэтому и возникла необходимость хоть чуть-чуть от этого оговора защититься», — поясняет защитник.

Много знал — мало дали

Наглядный пример удачной сделки со следствием — уголовное дело известного «решальщика» Дионисия Золотова. Он зарабатывал на жизнь тем, что оказывал услуги бизнесменам по урегулированию проблем с правоохранительными органами. Впрочем, деньги он получал, но от трудностей своих клиентов не избавлял.

«Решальщик» взял у одного из потерпевших 52 миллиона рублей, обещая помочь ему в прекращении уголовного дела, но сам оказался под следствием по обвинению в вымогательстве. Он покаялся, вернул деньги, и ему в 2013 году дали условный срок.

Но потом Дионисий вновь взялся за старое. На это раз специалист по утрясанию проблем решил «отжать» бизнес у владельца компании «Королевская вода» Иосифа Бадалова, который на свою беду обратился к Золотову за помощью в прекращении уголовного дела по неуплате налогов. Как писали СМИ, вместо улаживания проблем с правоохранительными органами посредник приложил руку к возбуждению нового дела против своего клиента, и тот попал в СИЗО. Когда выяснилось, что Золотов оговорил бизнесмена, он снова стал обвиняемым. Опять «решальщик» пошел на сотрудничество со следователями и рассказал им, как давал взятки начальнику УВД Западного округа Москвы Владимиру Рожкову: пять миллионов рублей, автомобили Lexus RX-350 и Toyota Land Cruiser Pradо. Кроме того, Золотов купил и отремонтировал для Рожкова квартиру, потратив на это в общей сложности более 15 миллионов рублей.

Полицейского приговорили к десяти годам лишения свободы, а Золотова — к шести.

Чуть позже к этому сроку суд добавил полгода за еще один эпизод мошенничества: Золотов обманул владельца строительной компании на 150 миллионов рублей. Как установило следствие, здесь он использовал ту же схему, что и с владельцем «Королевской воды». Чтобы получить право на досудебное соглашение, трижды судимый Золотов признался следователям в еще двух аферах, пишет газета «Коммерсантъ».

Кто первый стукнет

Популярный голливудский фильм «Законопослушный гражданин» рассказывает историю о свихнувшемся американце, который решил отомстить системе за то, что убийца его близких не понес заслуженного наказания — как раз из-за сделки со следствием. И хотя кино оторвано от реальности, тем более российской, тем не менее в картине ясно представлена главная проблема уголовно-правового договора: несправедливое распределение наказания между соучастниками.

«Мне в практике приходилось сталкиваться с несколькими случаями по делам о незаконном обороте наркотиков, когда следствие шло не от мелкой рыбешки к большой рыбе, а наоборот. В результате жонглирования фактами и использования досудебного соглашения крупные сбытчики оказывались в расследовании на вторых ролях, а мелкие посредники — в организаторах», — сообщил на условиях анонимности «Ленте.ру» столичный правозащитник.

Другие члены адвокатского сообщества с настороженностью относятся к подобным сделкам из-за недостаточных гарантий для их клиентов. «У нас институт досудебного соглашения со следствием находится в зачаточном состоянии и не работает как должно. Во многих западных странах это реальный выход для обвиняемого в серьезных преступлениях не только минимизировать наказание, но зачастую и вовсе избежать его, а в некоторых случаях даже начать жизнь заново — например, при параллельном применении программы защиты свидетелей. В России все обстоит иначе. На практике положительное поведение подследственного не гарантирует ему минимизации наказания. Заключивший сделку не может получить более двух третей от максимального наказания, но при сравнении с приговорами других подельников реальная разница в строгости приговоров не всегда выглядит значительной. Так, у меня в практике был случай, когда "досудебщик" получил пять лет лишения свободы, а остальные соучастники, так и не признавшие вины, от шести до девяти лет заключения. С учетом рисков, которые несет обвиняемый, дающий изобличающие показания на других участников группы, такое отношение к нему выглядит весьма циничным. Существуют, конечно, и положительные примеры применения данной нормы, но окончательное решение всегда за судом, а как поведет себя по отношению к "досудебщику" конкретный судья — предсказать невозможно», — пояснил «Ленте.ру» адвокат на условиях анонимности.

***

В январе российское правительство выступило с законопроектом, дополняющим Уголовно-процессуальный кодекс новыми положениями, устанавливающими процессуальный статус лица, в отношении которого производство выделено в отдельное уголовное дело с связи с заключением соглашения о сотрудничестве.

Как сообщается на портале «Гарант.ру», по замыслу авторов поправок, указанное лицо планируют наделить правами, которыми обладает свидетель, за исключением права отказа от показаний против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников. Разработка законопроекта началась после указания Конституционного суда РФ на необходимость установления порядка допроса лица, сотрудничающего со следствием.

Любовь Ширижик


 Назад Далее



При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2018. Все права защищены. Последнее обновление: 09 августа 2018 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года