Аферы Подделки Криминал          Новости            Март 2018

Домашняя Декабрь 2018 Ноябрь 2018 Октябрь 2018 Сентябрь 2018 Август 2018 Июль 2018 Июнь 2018 Май 2018 Апрель 2018 Март 2018 Февраль 2018 Январь 2018


Последнее слово Итальянца: «Я не злодей, не Бармалей, не педофил»

Мария Локотецкая, BFM. 1 марта 2018

«Если нужно кого-то судить для галочки, рубите голову мне», — обратился к суду Андрей Кочуйков. Он и еще 12 подсудимых выступили с последним словом по громкому делу о вымогательстве у владелицы ресторана Еlements. Захар Калашов, он считается патриархом преступного мира, был чрезвычайно краток

Андрей Кочуйков, известный под прозвищем Итальянец
Андрей Кочуйков, известный под прозвищем Итальянец
Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

В Никулинском суде Москвы на процессе по делу «вора в законе» Захара Калашова по прозвищу Шакро Молодой и 13 его предполагаемых соучастников подсудимые выступили с последним словом. Они опровергли доводы следствия о том, что вымогали 8 млн рублей у хозяйки ресторана Еlements Жанны Ким, и просили их оправдать. Приговор будет озвучен 27 марта.

С последним словом подсудимые начали выступать только в девять вечера, когда суд уже официально закрыл двери для посетителей. До этого защитники фигурантов на протяжении пяти с лишним часов выступали в прениях. Они начались в понедельник, 26 февраля, и заняли в общей сложности три дня. Адвокаты просили оправдать своих подзащитных, настаивая, что никакого вымогательства не было, а многие из фигурантов даже не знали друг друга. Потому они не могли входить в «организованную группу», которая, по версии обвинения, в 2015-2016 годах вымогала 8 млн рублей у совладелицы кафе Elements на Рочдельской улице в Москве Жанны Ким и 10 млн рублей у бизнесмена Льва Гарамова. Сделано это было, как утверждает прокуратура, по указанию Шакро Молодого. «Трудно удержаться от цензурных выражений, говоря о версии обвинения, — заявила защитница Герсона Гамидова Инна Колтман. — Это художественный вымысел и бред». Ей вторили другие адвокаты.

Из 14 подсудимых последнее слово произнесли лишь 12. Дело в том, что двух фигурантов — Алексея Китаева и Филиппа Домаскина — застрелили в ходе разборок у кафе. А потому их судили посмертно, так как их родственники не согласились на прекращение дела в их отношении по нереабилитирующим обстоятельствам.

Андрей Кочуйков по прозвищу Итальянец был одним из немногих, кто перед последним словом выступил еще и в прениях сторон. Он был как всегда эмоционален. Расположившийся в клетке рядом с Захаром Калашовым, подсудимый жаловался на беспредел, связанный с расследованием дела, оперативное сопровождение которого осуществляли сотрудники управления «М» ФСБ РФ. «Я, конечно, сидел и в 90-е, но то, что происходит сейчас…», — разводил он руками. Кочуйков вспомнил, что когда-то получил 10-летний срок за попытку рейдерского захвата. «Но там была просто драка за деньги, она не имела такой дикости, как сейчас, — возмутился подсудимый. — То, что сейчас происходит, это ни в какие рамки не лезет».

По очереди вставая, подсудимые просили судью Костантина Дубкова вынести «справедливое и объективное решение». Они утверждали что не входили ни в какую организованную группу, которая 14 декабря 2015 года по поручению Захара Калашова якобы приехала вымогать 8 млн рублей у Жанны Ким. По их словам, люди хотели, чтобы с ними рассчитались за работу.

Так, находящийся под домашним арестом бывший сотрудник МВД Евгений Суржиков, приехавший как руководитель охраны Андрея Кочукова, признался, что даже не знает, как ему «оправдаться от страшного обвинения», так как это был его первый рабочий день в качестве секьюрити. «Меня включили в организованную группу с людьми, которых я не знал никогда», — сказал он. Он назвал дело «сфабрикованным либо по чьему-то злому умыслу, либо по недалекости следователя». Другой подсудимый — замдиректора ЧОП «Защитник» Александр Голубев — назвал обвинение бездоказательным и «шаблонным». «Кто вымогал, что — хлеб рабочим?» — вопрошал он. Подсудимый тоже не стеснялся в выражениях и сказал, что дело «шито белыми нитками». При этом подсудимый посетовал, что потерпевшая Жанна Ким так и не приехала на процесс, подтвердив свои показания по теле-конференц-связи из Казахстана. Он заметил, что очные ставки с ней на следствии так и не провели. «Я готов нести ответственность, но только за то, что совершил», — подчеркнул фигурант.

Жирную черту под выступлением других ораторов подвел Андрей Кочуйков. Он заметил, что приехал «с мирными целями», чтобы помочь женщине, «которая была ему дорога», а именно дизайнеру Фатиме Мисиковой. У последней были разногласия по оплате работ с хозяйкой ресторана (Ким, напротив, считала, что никому ничего не должна. — Business FM).

Подсудимый пояснил, что в свое время Мисикова поддержала его «в трудные дни», когда умер его сын. Но благие намерения помочь подруге провалились: его охранников «спровоцировали» на драку, а юрист бизнесвумен открыл стрельбу. «За что я получилпулю в спину? Я никого не оскорблял», — сказал Кочуйков. Он заметил, что адвокат Эдуард Буданцев выстрелил ему «ни в задницу, ни в коленку», а в левую лопатку с расстояния два метра. Однако ни суд, ни следствие не захотели изучить записи с камеры, на которой было четко видно, как юрист направил в грудь пистолет ему и погибшему охраннику Китаеву.

Кочуйков уверял, что большинство обвиняемых — строители и охранники — вообще ни при чем. Они не имели отношения к финансовому спору и попали на скамью подсудимых, по сути, случайно. «Если нужно кого-то судить для галочки, рубите голову мне, — предложил он выход. — За что другие-то сидят?!» При этом он добавил: если инвесторы, спонсоры и другие «великие люди», стоящие за Жанной Ким, считают, что он «угроза», он «не будет открещиваться».

В завершение он возмутился запрошенным для него сроком срок в девять с половиной лет. Ключевой фигурант дела Захар Калашов был предельно краток. В ходе всего процесса патриарх криминально мира, который, как гласит обвинение, направил Итальянца к ресторатору, почти не давал показаний. Остался он верным этой тактике и в последнем слове. «Я говорил и говорю, что виновным себя не считаю. На этом все», — сказал он. После чего судья Константин Дубков удалился для вынесения приговора. Его он обещал озвучить 27 марта.

Ранее в прениях сторон прокуратура заявила, что считает доказанной вину всех фигурантов в «вымогательстве в составе организованной группы» (ч. 3 ст. 163 УК РФ). Гособвинители запросили для фигурантов от семи с половиной до десяти лет заключения. Причем максимальное наказание прокуроры потребовали для Захара Калашова.

Ссылки по теме:

Назад


При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2018. Все права защищены. Последнее обновление: 06 декабря 2018 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года